60410317

ТОБОЛЬСКАЯ ССЫЛКА

Сразу после отречения Государя Императора Николая Второго от Престола Государства Российского Временное правительство собиралось устроить над Государем и государыней показательный суд.

Для этой цели 5(17)марта 1917 года  была учреждена «Чрезвычайная Следственная Комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров , главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданского , так и военного и морского ведомств, главным итогом работы которой должен был стать суд над экс-Императором Николаем Вторым и экс-Императрицей Александрой Федоровной. Одним из главных инициаторов создания этой комиссии был А.Ф. Керенский, а ее непосредственным руководителем – бывший присяжный поверенный  и активный участник политических процессов Н.К. Муравьев.

Письмо посла Великобритании в России Дж. Бьюкенена министру иностранных дел П.Н. Милюкову о предоставлении убежища в Англии Николаю II и Александре Федоровне, с приложением копии письма короля Георга V Николаю II.

Петроград.
10/23 марта 1917.
Его превосходительству господину Милюкову.
Господин Министр,
Касательно беседы, которую я имел честь вести с Вами в прошлый понедельник, имею честь сообщить, что Король и Правительство Его Величества счастливы предложить убежище бывшим Императору и Императрице и надеются, что они воспользуются им на время войны.
Само собой разумеется, в этом случае Российским правительством должно быть предоставлено соответствующее материальное обеспечение на время их пребывания в Англии.
С надеждой, что вышеизложенное встретит одобрение Вашего превосходительства, прошу принять уверения в моем высочайшем почтении.
George W. Buchanan.
Король направил следующее сообщение, от 19 марта, бывшему Императору, через генерала сэра Джона Ханбери Вильямса:
«События последней недели чрезвычайно огорчили меня. Мои мысли постоянно с тобой. Я навсегда останусь твоим истинным и преданным другом, каким, как тебе известно, был в прошлом».
Так как это сообщение прибыло в Ставку слишком поздно, сэр Джордж Бьюкенен был бы весьма благодарен, если оно было бы доставлено по назначению.
Петроград.
11/24 марта 1917.

Помета: Отменено по моей просьбе Бьюкененом. П. Милюков.

В силу этих обстоятельств к августу 1917 года у временного правительства возникли значительные сложности из-за нахождения царской семьи под боком у неспокойного революционизированного Петрограда и Крондштата.

Учитывая этот факт, находящийся в Тобольске Епископ Тобольский и Сибирский Гермоген обратился к Комиссару Временного правительства В.Н. Пигнатти – сокурснику А.Ф. Керенского по юридическому факультету Императорского Санкт – Петербургского университета  с просьбой о переводе Царской семьи в тихий провинциальный Тобольск,

куда в дальнейшем и решено было отправить Августейших узников.

Однако было  и еще одно обстоятельство, о котором нельзя не упомянуть.

К лету 1917 года политическая обстановка в Петрограде и Крондштате настолько накалилась, что в любой момент толпы революционно настроенных солдат и матросов , перебив охрану Александровского дворца, могли бы учинить самосуд над Царской семьей. А это значит, что в глазах мировой общественности А.Ф. Керенский стал бы выглядеть как слабый политик, не способный влиять на политическую ситуацию в стране.

 

Поэтому приняв решение об отправке Царской семьи в Тобольск, он пустился на своего рода пи-ар ход: то есть «раньше царизм отправлял революционеров в сибирскую ссылку , а сейчас мы отправили туда самого царя вместе с его семьей!».

Впоследствии А.Ф.Керенский вспоминал:

"Было решено (в секретном заседании)изыскать для переселения Царской семьи какое-либо другое место , и все разрешение этого вопроса было поручено мне. Я стал выяснять эту возможность.  Предполагал я увезти их куда-нибудь в центр России, останавливаясь на имениях Михаила Александровича и Николая Михайловича. Выяснилась абсолютная невозможность сделать это. Просто немыслим был тот самый факт перевоза царя в эти места через рабоче-крестьянскую Россию. Немыслимо было и увезти их на юг. Там уже проживали некоторые из великих Князей и Мария Федоровна, и по этому поводу там уже шли недоразумения. В конце концов, я остановился на Тобольске".

gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmh-wQm40Pc1mquSOIDoy
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmihdA7wZFVt25e1Dbn4K
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmhpXvdHwcAX9LeO8klzZ
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmj_z6KWJUVaY4C3QztOO
VyaQMDb4bQd4Qc6e6riFYkKM_mZ13LgG-cruz-UI
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmn77_ZQZo6D9_S9oiCAO
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmoON5vFLC0yLySWDfprX
gmlb5nsQTyOQbUgZszScmoON5vFLC0yLySWDfprX
VyaQMDb4bQd4Qc6e6riFYkKM_mZ13LgG-cruz-UI
VyaQMDb4bQd4Qc6e6riFYm2fw9A4TWyMPa_36HTb
VyaQMDb4bQd4Qc6e6riFYt8Nu4dFH4iNQZSWeUjK

Отдаленность Тобольска и его географическое положение , ввиду отдаленности от центра , не позволяло думать, что там возможны будут какие-либо стихийные эксцессы. Я, кроме того, знал, что там удобный Губернаторский дом. На нем я и остановился. Первоначально, как я припоминаю, я посылал в Тобольск комиссию, в которую, кажется, входили Вершинин и Макаров, выяснить обстановку в Тобольске. Они привезли хорошие сведения»

Место увоза Царской семьи из Царского село тщательно скрывалось от нее до самого последнего момента. Поэтому Августейшая семья, ни чего не подозревавшая о поездке в Тобольск, до самого последнего дня, что ее отвезут в Крым, где в своем Ливадийском дворце все они смогут спокойно жить на личные сбережения.

Будучи допрошенным Судебным следователем Н.А. Соколовым , Гвардии Полковник Е.С. Кобылинский так описывал отъезд Августейшей семьи из Царского села:

«Приблизительно за неделю до отъезда из Царского Села, к нам приехал Керенский, вызвал меня, председателя Совдепа (Царскосельского) и председателя военной секции Царскосельского гарнизона прапорщика Ефимова. Керенский сказал нам следующее:

«Прежде чем говорить вам что-либо, беру с вас слово, что это все останется секретом».

Мы дали слово. Тогда Керенский объявил нам, что по постановлению Совета Министров вся Царская семья будет перевезена из Царского; что правительство не считает это секретом от демократических учреждений».

Для сопровождения Царской семьи в Тобольск  Временным Правительством были назначены два эмиссара:  

Член Государственной Думы В.М. Вершинин

                                           

  И помощник Комиссара по бывшему Министерству Императорского Двора и Уделов А.А. Макаров.

Вместе с ним в далекий Тобольск отправился и прапорщик Ефимов «…для того чтобы он, по возвращении из Тобольска , мог доложить Совдепу (Царскосельскому) о перевозке семьи».

Переезд Царской семьи в Тобольск чем-то походил на военную операцию. Было подготовлено 2 состава, в которых разместились 36 приближенных и слуг Августейшей семьи, а так же «Сводный Гвардейский отряд по охране бывшего Царя и его семьи» в 330 штыков, сформированный из выборного состава нижних чинов Резервных батальонов 1-го, 2-го и 4-го Гвардейских Стрелковых полков при 6-ти офицерах. Все стрелки этого новоявленного подразделения ранее отличились в боях : почти каждый был ранен, а большинство было Георгиевскими Кавалерами, награжденными Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями «За храбрость». Как и прежде все они подчинялись Коменданту  Александровского Дворца Гвардии Полковнику Кобылинскому Е.С.

Все мероприятия, связанные с отправкой Царской семьи в изгнание, проходили под личным контролем Министра-Председателя А.Ф. Керенского, которым были лично разработаны инструкции по правилам охраны и содержания Царской семьи в изгнании.

А еще накануне отъезда А.Ф. Керенский сделал патетический жест: разрешил Государю в его присутствии попрощаться с братом – Великим Князем Михаилом Александровичем.

От Императорского павильона Царско-Сельской железнодорожной ветки «Царский поезд» под флагом Американской Миссии Красного креста отошел ранним утром 1(14 ) августа 1917 года . А следом за ним двинулся другой поезд, в которой находилась большая часть слуг и стрелков охраны.

Однако до самого последнего момента этот отъезд мог не состояться , так как железнодорожники угрожали сорвать эту поездку, отказываясь пропускать составы, увозящие в неизвестность экс-Императора и его семью. Справедливо опасаясь каких-либо возможных инцидентов , которые могли возникнуть в пути следования, Временное Правительство держало время и конечный  путь следования «царских поездов» в обстановке полной секретности. Поезда останавливались для пополнения запасов , угля и воды только на маленьких станциях.  А все окна в «секретном вагоне» были зашторены. Иногда поезда останавливались в чистом поле. И тогда пассажиры могли выйти из вагонов , что бы немного прогуляться и нарвать полевых цветов.

Екатеринбург проехали на рассвете, откуда тут же по инициативе Екатеринбургского Совдепа во ВЦИК полетела телеграмма, доносящая о том, что по имеющимся слухам, поезда едут в Новониколаевск (Новосибирск), а оттуда через Харбин проследуют за границу. А что бы этого не случилось, из Екатеринбурга на всякий случай были разосланы телеграммы в Красноярск, Новониколаевск и Иркутск. А Царская семья, меж тем, спала в это самое время мертвым сном и не ведала , что будет ждать Ее в дальнейшем в столице «Красного Урала».

Поздно вечером 4(17) августа 1917 года оба поезда с интервалом в 30 минут благополучно достигли Тюмени. Они остановились неподалеку от пристани , где все их пассажиры пересели на пассажирские пароходы «Русь»и «Кормилец», а буксирный пароход «Тюмень» тащил за собой баржу с багажом.  Проследовав по Туре, все три судна вошли в Тобол и подошли к конечной цели своего путешествия-городу Тобольску.

В 18.15. 6(19) августа 1917 года пароход «Русь» причалил к Тобольской пристани. Царская семья была встречена колокольным звоном, а на самом причале толпилось множество народу. Ибо когда до Тобольчан дошел слух, что в город приезжает Августейшее семейство, то многие из них не могли отказать себе в удовольствии посмотреть на бывших «Хозяев Земли Русской».

Визит в Тобольск для Государя был уже не первым, так как ранее Ему приходилось бывать в этом городе -10(22) июля 1891 года , когда он в качестве Наследника Цесаревича совершал кругосветное путешествие вокруг Европы и Азии. Поэтому Он почти сразу же узнал собор , монастырь и порядок домов на горе.

 

К моменту прибытия Царской семьи бывший дом Тобольского Губернатора, переименованный в «дом Свободы», отведенный для ее проживания , еще не был готов, так как только накануне был освобожден Тобольским Совдепом, оставившим его помещения в запущенном и загаженном виде.

ТОБОЛЬСК «Дом Свободы» (дом губернатора

Везде-мусор, грязь и толстый слой шелухи от семечек на некогда прекрасном паркетном полу. А в довершение к этой картине всеобщего запустения не работала канализация…Поэтому пока шел ремонт всем пассажирам вместе с охраной ровно неделю пришлось жить на параходе, совершая речные прогулки вдоль пустынных берегов Тобола и Иртыша.

 

 

Дом предназначавшийся для Царской семьи, располагался в самом центре города. К моменту размещения в нем Августейших Узников он был обнесен трехметровым забором . Перед домом был небольшой сквер, предназначенный для прогулок, а за ним –Благовещенская церковь.

Ведь именно в этот период вся полнота власти находилась в руках Полковника Е.С. Кобылинского , который не подчинялся местным властям. А посланцев центра в то время еще не существовало. Поэтому жизнь шла своим размеренным чередом , в соответствии с порядками , заведенными еще в Александровском дворце.

В 08.45. подавался утренний чай. Государь пил его в Своем кабинете всегда вместе с дочерью Ольгой, а остальные Августейшие дети – в столовой. После чая до 11 часов Государь занимался у себя: читал, писал письма или заполнял свой дневник. Затем он шел на воздух и занимался физическим трудом, выражавшемся , как правило, в распилке дров. Для этой цели в «Дом Свободы» доставлялись части березовых стволов , которые Государь распиливал на более короткие чурбаки. Младшие дети до завтрака, с часовым перерывом, занимались уроками.

В 13.00. подавался завтрак.

Затем Государь и Княжны шли на воздух, а немногим позднее к ним присоединялся Наследник Цесаревич, обычно отдыхавший после завтрака по требованию врачей.

С 16 до 17 часов дня Государь преподавал Наследнику историю.

В 17 часов подавался чай, после которого Государь, как правило проводил время в своем кабинете. А младшие дети до 20 часов занимались уроками.

В 20 часов подавался обед, после которого вся семья собиралась вместе.

В 23 часа подавался чай, после которого все расходились: со слов Государя, при Губернаторском доме были «так называемый садик» и «скверный огород».

Окружающую их  жизнь Царская семья имела возможность наблюдать с балкона или из окон дома, выходивших на бывшую Пятницкую улицу, переименованную к тому времени в улицу Свободы.

Александра Федоровна чаще выходила на балкон со своим рукоделием-вязаньем или шитьем. Усевшись в кресле, она принималась за работу и лишь временами любовалась видом города, которого ни когда бы не увидела, если бы не «судьба»…

Реже всех на балконе появлялся Николай Александрович. С того дня, как только были привезены кругляки и дана поперечная пила, он большую часть дня проводил за распилкой кругляков на дрова. Это было одно из любимых его занятий . Приходилось поражаться его физической выносливости  и даже силе. Обыкновенными его сотрудниками в этой работе были Великие княжны, Наследник Цесаревич, Граф И.Л. Татищев , Князь В.А. Долгоруков, П.Жильяр и некоторые из слуг. Однако они все быстро уставали и сменяли одного за другим, в то время как Государь без устали продолжал это свое любимое занятие.

 

Точно такая же ситуация наблюдалась и во время игры в городки: все быстро уставали, в то время как экс Император оставался неутомим. Следует отметить, что Государь был физически очень здоров, благодаря многолетним занятием спортом в виде упражнений на снарядах и плаванию. Любил он так же и ходьбу, отдавая предпочтение длительным прогулкам на свежем воздухе. Поэтому Николай Алексадрович иногда целыми часами  ходил по двору один или в сопровождении кого-то из своих дочерей.

 

В отличие от супруга Александра Федоровна представляла ему полную противоположность, проводя большую часть времени дома за рукоделием.

 

А игра в городки и распиливание кругляков Ее так же никогда не занимали. Она лишь изредка интересовалась курами , утками индюшками, которых повара завели на заднем дворике-садике, чувствуя себя «в их обществе» более непринужденно, с удовольствием поддерживая беседы на темы птицеводства…

 

21 августа 1917 года «Комиссаром по охране бывшего царя» Временным правительством был назначен В.С. Панкратов, который прибыл в Тобольск вместе со своим помощником А.В. Никольским 1 сентября.

 

С его прибытием несколько ужесточились, однако не существенно и по ходатайству доктора Боткина Е.С. в конце сентября даже рассматривался вопрос о прогулках Царской семьи за городской чертой, равно как и посещение Церковных служб.

В тоже самое время по просьбе Царской семьи из Царского села были доставлены некоторые вещи , в числе коих оказалось несколько ящиков с лечебным красным вином «Сен-Рафаэль», которые по инициативе Отрядного комитета «Гвардейского Отряда Особого назначения» были уничтожены , о чем 23 сентября было сообщено особой телеграммой Министру-председателю А.Ф. Керенскому.

Первое время Царская семья имела возможность посещать находящийся по близости Благовещенский Храм.

А с местным священником О.Алексеем (А.П. Васильевым)

Васильев Алексей Павлович.Фотография Туленкова, 1884 год.

было условлено, чтобы  обедня для Августейших узников происходила раньше общей обедни для прихожан, то есть в 8 часов утра.

И что бы во время этой службы на нее допускались бы только священнослужители, певчие, а так же церковный сторож. Но никоим образом ни кто из посторонних лиц. Так продолжалось некоторое время , пока во время одной из служб дьякон не провозгласил Царской семье «многую лету»…

 

Разразился невероятный скандал, усиленно раздуваемый левыми членами Тобольского Совдепа., после которого Царская семья уже не могла посещать этот Храм , а все церковные службы оправляла по месту своего заточения…

Известие об октябрьском перевороте практически не изменило жизнь Тобольчан. На ключевых постах по прежнему оставались  все те же назначенные еще временным правительством должностные лица , примером чему служит телеграмма В.Н. Пигнатти , в которой тот извещал новую власть, что в городе по прежнему полный порядок.

30 ноября 1917 года Совет Народных Комиссаров РСФСР обсуждал вопрос «О переводе Николая Второго в Крондштат» в связи с соответствующей резолюцией моряков Флота Балтийского моря.

В конце 1917 года из Тобольска, а затем и из Екатеринбурга начинают упорно ползти слух о том, что Царская семья замышляет побег. Слухи растут и ширятся и уже довольно скоро попадают на страницы газет.  При чем слухи самые разные. Так, к примеру, одна газета писала, что «Царь развелся с Царицей». Другая объявила о том, что «Царь постригся в монахи и ушел в Абалакский монастырь», А ТРЕТЬЯ, ЧТО ОН И ВОВСЕ УБЕЖАЛ…

 

Поговаривали так же , что «охрана ненадежна и что сам английский король прислал за царем легкую шхуну «Мария», которая ожидает своего часа у причала на Иртыше, что бы вскоре умчать всю царскую семью за границу , и что приготовил сию шхуну никто иной как сам епископ Тобольский Гермоген»….

Конечно, опровержения тоже печатали, но редко и, как правило, самым мелким шрифтом.

5 декабря полковник Е.С. Кобылинский и председатель Отрядного Комитета Кусякин направили в Петроград телеграмму, в которой сообщали о том, что «Гвардейский отряд Особого Назначения» «стоит на страже завоеваний свободы».

3 января 1918 года своим решением в 100 голосов против 85 Отрядный комитет постановил отменить ношение погон солдатам и офицерам, а 26 января решением все того же комитета были сняты со своих должностей комиссар В.С. Панкратов и его помощник А.В. Никольский, о чем центральная власть так же была уведомлена соответствующими телеграммами.

18 февраля СНК РСФСР рассматривает вопрос «о переводе Николая Второго в Петроград», а 20 февраля выносит постановление о подготовке следственного материала «по делу Николая Романова» в связи с судебным процессом, провести который планировалось в Москве.

23 февраля Царская семья и верные слуги переводятся на «солдатский паек» из расчета 600 рублей в месяц на человека, для чего были выданы продуктовые карточки, одна из которых была оформлена на Николая Александровича Романова.

4 марта в Тобольске был образован Исполнительный комитет Советских рабочих, солдатских и крестьянских депутатов городского и земского самоуправления.

В свою очередь слухи о готовящемся побеге Государя не могли не вызвать беспокойства у Западносибирского Совдепа, который направляет в Тобольск А.Ф. Демьянова, назначенного на должность Чрезвычайного Комиссара  Тобольска и Тобольской Губернии, который прибывает в город в сопровождении отряда красноармейцев в 107 человек под командой В.А. Дуцмана 24 марта.

28 марта Председатель Западносибирского Совдепа В.М. Косарев требует от центральной власти издать декрет о роспуске старой охраны и замене «Гвардейского отряда особого назначения» на Омский красноармейский отряд, а так же всей полноты власти в городе А.Ф. Демьянову.

1 апреля 1918 года на заседании Президиума Исполкома ВЦИК рассматривался вопрос «об охране Царской семьи в Тобольске» на котором принято было решение «просить отряд нести службу», оставаясь на своем посту, а так же «усилить надзор за осужденными впредь до особого распоряжения».

В свою очередь интерес к экс –Императору проявляет и Президиум Уральского Областного Совета , который, не смотря на административно-территориальную подведомственность Тобольска Западносибирскому Совдепу , прилагает все силы к тому , что бы перевести Царскую семью из Тобольска в Екатеринбург. Для этой цели в Тобольск тайно направляются его эмиссары-П.Д. Хохряков, С.С. Заславский и А.Д. Авдеев, которые должны были войти в контакт с местной группой РСДРП(б) и при ее поддержке способствовать исполнению намеченного плана.

В целях укрепления своих позиций по этому вопросу Президиум Исполкома Уральского Областного Совета начинает «бомбардировать» центральную власть многочисленными телеграммами , настоятельно требуя перевода Царской семьи в столицу «Красного Урала» в самом срочном порядке, так как в случае бездействия «коронованный палач» может избежать  «справедливого революционного суда», скрывшись при помощи «недремлющих монархистов»!

Требования Уральцев находят самую горячую поддержку у Председателя ВЦИК Я.Свердлова, который заручившись согласием В.Ленина начинает действовать….

6 апреля на заседании ВЦИК Президиума Исполкома ВЦИК рассматривается вопрос «О переводе Царской семьи на Урал», в соответствии с которым принято решение «о назначении подкрепления (для) отряда, охраняющего Н.Романова»

9 апреля Я.Свердлов сообщает об этом решении Президиуму Исполкома Уральского Облсовета в специальном письме, которое передает вместе со своим эмиссаром – известным Уфимским боевиком В.В. Яковлевым (К.А. Мячиным).

На время выполнения этого ответственного задания В.В. Яковлев наделяется полномочиям Чрезвычайного Комиссара ВЦИК .

Прибыв в Тобольск вместе со своим отрядом 22 апреля 1918 года , В.В. Яковлев сумел быстро разобраться в причинах возникшего конфликта , а так же понять всю серьезность создавшегося положения. Назначив отъезд на 26 апреля , он решает вывезти лишь троих членов Царской семьи –Государя, Государыню и Великую Княжну Марию, а остальных ( в виду болезни Наследника Цесаревича)временно оставить в Тобольске , что бы потом , с открытием весенней навигации , осуществить их дальнейший переезд.

Приняв необходимые меры безопасности в пути следования (В.В.Яковлев был своевременно предупрежден, что во время этого переезда на Членов Царской семьи готовится покушение, а в случае помехи в этом с его, В.В. Яковлева, стороны –то и на него самого лично), он к вечеру 27 апреля доставляет Романовых в Тюмень, где их уже ожидает специальный Литерный поезд под №42.

По прибытии в этот город В.В. Яковлев почти сразу же идет на телеграф и связывается с Я.Свердловым. Обрисовав вкратце ситуацию, он сообщает ему о единственном желании представителей Урала – покончить с «багажом» (так на условном языке именовалась Царская семья), а так же предлагает спрятать Ее в Симском Горном округе (горах Южного Урала).

Мячин, Николай и Свердлов_edited.jpg

Заручившись согласием Председателя президиума ВЦИК , В.В. Яковлев  направляет свой поезд в сторону Омска, что бы оттуда проследовать на Уфу.

Однако об этих его действиях тут же стало известно членам Исполкома Уральского Облсовета, которые усмотрели в этом поступке посланца ВЦИК прямую «измену революции», посему в течение всего 28 апреля вожди Красного Урала не отходили от телеграфа. Разослав во все концы телеграммы о «преступном замысле В.В. Яковлева», а так же потребовав от всех революционных организаций принятия мер по задержанию его поезда, они выходят на связь с В.И. Ульяновым (Лениным) и Я.М. Свердловым, от которых требуют самых решительных действий по недопущению каких бы то не было изменений маршрута следования и отдачи немедленного распоряжения о направлении поезда В.В. Яковлева в Екатеринбург.

Не доезжая до Омска, В.В. Яковлев оставил свой поезд в районе ст.Куломзино, а сам, отцепив паровоз, прибыл на нем в Омск, ближе к полуночи 28 апреля , где, сам того не ожидая, встретился со своим давним товарищем В.М. Косаревым – Председателем Заподно-Сибирского Совдепа. Выяснив и оговорив с ним все возникшие по вине Уральцев недорозумения , они вместе проследовали на телеграф, откуда снеслись с Я.М. Свердловым.

На этот раз Председатель ВЦИК приказывает В.Яковлеву остановить движение Царского поезда в сторону Уфы и следовать в соответствии с изначально оговоренным вариантом маршрута на Екатеринбург.

Тем временем, по распоряжению Председателя Президиума Исполкома Уральского Облсовета А.Г. Белобородова, для встречи В. Яковлева и его отряда был подготовлен специальный поезд под командованием Инструктора Уральского Областного Военного Комиссариата С.С. Заславского, отряду которого днями ранее было поручено уничтожить Царскую семью во время Ее следования на Тюмень.

(именно С.С. Заславский и его люди должны были встретить поезд В.В. Яковлева в Тюмени. Чтобы там получить из его рук следовавший вместе с ним «багаж»).

Прибыв снова в Тюмень и встретившись там с С.С. Заславским , В.В. Яковлев в самой категоричной форме отказал ему в передаче кого бы то ни было из членов Царской семьи и сопровождавших Ее лиц. Однако он все же согласился увеличить состав охраны Романовых за счет 60-ти человек из отряда С.С. Заславского.

Уведомив об этом телеграфно представителей Исполкома Уральского Совдепа , В.В. Яковлев  направил свой поезд на Екатеринбург (поезд с отрядом С.С. Заславского сопровождал его следом), в который и прибыл 30 (17) апреля в 08.40 утра по местному времени .

Передав Членов Царской семьи и прибывших с Ними лиц представителям Президиума Исполкома Уральского Совдепа и получив в том расписку за подписью А.Г. Белобородова  и В.В. Дидковского, В.В. Яковлев вечером того же дня «держал ответ за свои действия» перед членами Исполкома Уральского Облсовета.  Дискуссия была жаркой , но в конце концов обвинение его в контрреволюционности было снято, после чего он отбыл в Уфу, откуда через несколько дней выехал в Москву, где полностью отчитался перед Я.М. Свердловым о ходе выполненной им миссии.

Менее чем за месяц до описываемых событий , во время повторных выборов в Тобольский Исполком, происходивших 9 апреля 1918 года , на должность его председателя был выбран П.Д. Хохряков.

18 апреля Командир «Гвардейского Отряда Особого назначения» Полковник Е.С. Кобылинский шлет телеграмму на имя Председателя СНК РСФСР В.Н. Ульянова (Ленина), в которой сообщает о том, что оставшиеся в Тобольске члены Царской семьи в лице Августейших Детей переданы Уполномоченному Петроградского ВРК П.Д. Хохрякову и о замене его отряда уральскими красногвардейцами.

 

(Осенью 1917 года П.Д. Хохряков по личному распоряжению Я.М. Свердлова был послан на Урал вместе с отрядом моряков Флота Балтийского Моря с целью оказания помощи в создании отрядов Красной Гвардии). 29 апреля П.Д. Хохряков обратился с воззванием к гражданам Тобольска и Тобольской Губернии, в котором сообщал о причинах ареста епископа Гермогена во время крестного хода, проводимого им в Вербное воскресенье 28 апреля , а так же о препровождении его под охраной в Екатеринбург, где Владыка был помещен в тюрьму.

17 мая 1918 года остававшиеся в Тобольске Члены Царской семьи переданы «Латышскому отряду», в дальнейшем осуществляющему их охрану во время нахождения под стражей в «Доме Свободы» и во время переезда в Екатеринбург.

20 мая 1918 года Августейшие Дети и пожелавшие их сопровождать  верные слуги были посажены на пароход «Русь», который 22 мая прибыл в Тюмень , откуда все они были пересажены на поезд , который их доставил в Екатеринбург 23 мая 1918 года.

В Екатеринбурге все члены Царской семьи  после долгой разлуки наконец-то смогли воссоединиться в Доме особого назначения (Дом инженера Н.Н. Ипатьева ), в котором всем Им предстояло жить 78 дней Своей Земной Жизни.

©  Благотворительный Фонд "Мемориал Романовых", 2020          

©  Charity Fund "Memorial Of The Romanovs", 2020

1) Для приближения или увеличения  любых фото изображений сайта следует кликнуть

по изображению левой клавишей "мышки".

2) В случае обнаружения неточностей или технических ошибок сайта просим сообщить

нам об этом через форму обратной связи раздела контакты.

3) Любое распространение материалов данного сайта не требует дополнительного согласования. Однако, мы просим Вас не забывать указывать источник информации - Благотворительный Фонд "Мемориал Романовых".

4) На сайте используются технологии PDF. Для корректного отображения  сайта Ваше устройство должно иметь соответствующую техническую возможность.

 

Книга Виталия Васильевича Шитова "Дом Ипатьева. Летописная Хроника  в документах и фотографиях 1877-1977"

Книга -  Альбом  Юрия Александровича Жука "Царская семья в Тобольской  ссылке"

Фото фонд: В.Д. Воробьев, В.В. Шитов, А.Е.Григорьев и собственные источники